Размышления у камина

Вчера у нас весь день не было электричества, и я сидел у камина в холодном доме и размышлял о разном. Электричество обрубилось в куче мест по всему штату из-за непредвиденных снегопадов. Под тяжестью набрякшего водой снега не ветках падали деревья и обрубали линии электропередач. Нет, по русским меркам снегопад был не весть что, типичная хорошая зимняя погода для ленинградского мальчика, которым я когда-то был, наблюдавшего такие снегопады из окна третьего этажа дореволюционного дома, а потом возвращающийся домой и предварительно отряхивавшего снег после катаний с горки во дворе. Но для местной системы электроснабжения сей снег столь же неподьемен, как четыре российских стихийных бедствия для российских коммунальных служб.

Короче, почти 24 часа не было электричества. Прежде чем гордо вопить “а у нас тоже несколько раз за зиму” (удивительно, какие причины для гордости люди находят...) позвольте объяснить разницу.

Начнем с русского дома. Конечно, есть очень разных русских домов. Дом в большом городе означает, что электричество отдельно, газ отдельно, отопление отдельно. Выключают отопление и газ - обогреваемся и кипятим чай на электричестве, отключили электричество и отопление - жгем четыре комфорки и греемся чаем, отключили электричество и газ - ну, по крайней мере тепло. Нет, может вы уже достигли вершин цивилизации популярно описываемых ключевым словом Алгола-68, означающим конец цикла - “кц” (в некоротых вариантах “пц”), но последний раз я проверял, было именно так. Теперь, дом в деревне. Тут вообще просто. Ставишь свечку или лампу на стол, а остальное как было. Отопление - на печке. Готовка тоже на ней, или на газе, баллон с которым стоит рядом с домом. В общем, по российским меркам отключение электричества неприятно, но отнюдь не конец света.

Теперь для контраста давайте рассмотрим даже не американский, а гипотетический дом будущего. Стены - силовые поля. Пища из телепортера. Запасов дома не держим, поскольку в любой момент можно получить в точности то, что нужно. Грязную одежду кидаем в утилизатор или телепортируем в стирку, утром получаем новую и чистую. И вот в этом замечательном доме отключают электричество и вы в голом поле посреди зимы в один трусах начинаете ностальгировать по хорошей русской избе, вроде той, что у меня была под Смоленском.

Нет, американский дом еще не дошел до такого совершенства, но движение в эту сторону явно наблюдается. Отопление, даже если газовое, то уж горячий воздух по дому гонять должен электрический вентилятор. Плита, конечно,электрическая. Для Интернета нужны требующие электричества хабы, раутеры и кабельные модемы. Сотовый телефон, конечно, добраться до Интернета умеет, но во-первых, он слишком умный, а мозги - энергетически дорогая компонента даже в биологических системах, так что батарея сажается на раз, а во-вторых, все соседи начинают звонить к электрикам, сажая возможности сотовой связи и сети. Это, заметьте, если вышки сотовой связи не питаются от той же электросети.

Конечно, когда на улице -2, в доме 13, можно посидеть у камина, а потом расстелить на кровати спальный мешок, рассчитанный на палатку и 5 градусов, и в общем жить можно. Именно поэтому американские дома и таковы. Жить можно. Это в России с минус 30 на улице такое не прокатило бы. Вот в России дома и строят не так... как сказали бы некоторые западники-либералы, “не так, как во всем цивилизованном мире.”

Что навело меня на другие мысли. Помните, я недавно писал на тему “Откуда берутся некрасивые женщины”, где объяснял, что некрасивость может быть на самом деле преимуществом в выживании и выведении потомства? Причем на конкретных примерах в первую очередь сводящихся в сервитьюдным обществам. На самом деле, это очень важный пример, но картина на самом деле куда более общая.

Попробую сформулировать сразу главную мысль, которая пришла мне в голову, сидя у камина, и ради которой я и пишу этот пост.

Уродство людей определенной нации, группы, области - это всего лишь отражение уродства условий в которых они существуют.

Мы - люди, мы приспосабливаемся, и выживание становится нашей красотой. Слышали, что в некоторых африканских странах, чем толще женщина, тем красивее она считается? А все очень просто - толщина дает выжить при частых периодах голода, которые так случаются. Или, как костят американок. Ну, низшие классы часто имеют ту же проблему, что и африканки, а вот в среднем сплошь и рядом какие-то мускулистые, рослые, мощные, в общем, в стиле “ломовая лошадь”. Откуда это? Ведь еще в 50-ые-60-ые эталоны красоты в США и России были удивительно похожи. Широкий таз и бедра, наличие талии, большая грудь, деликатные узкие плечи и тонкие руки. А тут такое... Откуда?

Кстати, если приглядеться, то в общем украинский и южнорусский тип женской красоты (сильно отличающийся от питерского, московского, сибирского...) тоже напрашивается на сравнения из области коневодства. Конечно, украинский и южнорусский тип женской красоты по сравнению с нынешним “спортивным” американским - это как чистокровные арабские скакуны по сравнению с тяжеловозами на картинках производителя американского пива BudWeiser: но может есть в этом общая причина?

А ведь есть. Дело в том, что имперообразующий фактор европейского юга России (включая часть ныне именуемую Украиной) отличается от имперообразующего фактора европейского севера России и Сибири. Так работает климатическая составляющая географического детерминизма. Например, в том, как строить дома. А на юге работает другая часть его же, поскольку это - зона постоянных военных вторжений. И если мужчину убьют - будь то кочевники, монголы, воины Аллаха или “цивилизованные” европейцы, то женщина должна поднять ребенка одна. Вот и получается, что нравиться мужику надо, но выживать в одиночку - важнее. Мы, господа, просто менее существенны там в критерии выживания, а потому не так важно привлечь мужчину, как способность выжить без него. Нет, вдвоем всегда легче, но... как в дизайне: “простые возможности должны быть просты, сложные возможности должны быть.”

Вот и в Америке, с эмансипацией, феминизацией, а по сути с изменением экономического уклада, требующим чтобы оба родителя работали, устойчивость семьи падает, а даже если у женщины и есть муж - что делать, если он работает в ночную смену, а тебе в снегопад и льдом на дорогах надо надеть цепи на колеса, чтобы доехать куда-то, по малопроходимым по местным меркам дорогам? Да и на работе муж не помощник, всех самой надо локтями растолкать, чтобы даже не продвигаться, а просто выжить. Помните, в “Алисе в Зазеркалье”? “Здесь, чтобы стоять на месте нужно бежать изо всех сил, а чтобы куда-то попасть, нужно бежать по крайней мере в два раза быстрее.” Вот и получаются мускулистые, рослые, целеустремленные. А для привлечения мужчины, достаточно просто нанести макияж, говорящий “Я - анатомически совместима и заинтересована.” Настоящему ковбою хватит.

PS Да, для постоянных читателей. Чего это я примолк? Во-первых, занят на работе. А во-вторых, пишу художественную книжку. Вообще-то, это у меня не первая, но первая нормальная художественная на русском (до сих пор, или рассказы, или странные эксперименты, или просто на английском, как Сентябрьские Иды или Менеджмент для Каннибалов). Первая книга серии уже почти закончена в черновике, но я пока публично не выставляю - собираю мнение ранних критиков.

***


blog comments powered by Disqus